Железнодорожные переезды

26 июня 2011 - Владимир Юрков

Железнодорожные переезды

Мало, кто помнит сейчас о существовавших в мое детство железнодорожных переездах.

Всего в районе было 5 переездов – два их них сохранились до нашего времени. Один – на пересечении ветки идущей от Московской Кольцевой дороги к Институту Курчатова с улицей Народного ополчения и второй – с Третьей Хорошевской улицей. Там хоть и установлены современные автоматические шлагбаумы и новые кирпичные будочки, но выглядят они точно также как и сорок лет назад. Время как-то замерло в этом месте. Только поезда ходят теперь намного реже. А вот в начале 70-х годов к Курчатнику по несколько раз на дню ходил туда-сюда поезд. Я это хорошо запомнил, поскольку между этими переездами поезд двигался вдоль улицы Берзарина, а там, сделали некоторое подобие сквера и понастроили жилых домов. Мы, часто там бывали, что не могло не волновать наших родителей – как бы мы не попали под поезд. Хотя поезда ходили с очень малой скоростью, поминутно сигналя, чтобы распугивать прохожих, но дети – есть дети.

Переезд на Третьей Хорошевской улицы, как был, так и остался – кри-вой, косой и ужасно неудобный. Мало того, что он стоит на Т-образном перекрестке, так он еще и находится в какой-то выемке. Насколько я понимаю (хотя сам не видел) вначале улица Берзарина не соединялась с Третьей Хорошевской. Улицу подсыпали, ровняли и она стала выше рельсового пути. А потом взяли и пробили проезд.

Мы очень любили ходить в эти места, поскольку можно было смотреть на автоматические шлагбаумы (тогда это была редкость) как они поднимались и опускались без постороннего участия. На нас это производило какое-то сказочное впечатление.

В отличие от них, ныне давно уже исчезнувшие переезды по трассе бывшего Воскресенского шоссе (от платформы Беговая до Серебряного бора) долгое время были неавтоматические и представляли собой поворотную раму покрашенную в красно-белый цвет полосками, которую старушка-смотритель поворачивала руками. Запомнилась картинка – совершенно пустая улица, троллейбус-«колбаса», как мы его называли (сочлененный СВАРЗ извечно красного цвета), останавливается, из желтой деревянной будочки выходит бабушка, одетая в громадную телогрейку, такую, что нель-зя понять, то ли бабушка толстая, то ли телогрейка очень теплая, и начинает поворачивать шлагбаум, который иной раз поскрипывал и повизгивал. Чтобы его не отодвинуло ветром она пристегивает его какой-то цепью. С противоположной стороны дороги, другая бабушка поворачивает второй шлагбаум. Были случаи, когда одной служительнице приходилось поворачивать оба шлагбаума поодиночке – сначала один, потом другой. При этом она очень спешила, торопилась, размахивала беспрестанно руками и шумела. Видимо напарница либо болела, либо уволилась.

Все это мероприятие занимало ужасно много времени. Но как-то никто не спешил, видимо, потому что некому было торопиться. В наше время в каком-нибудь заштатном городе вроде Кашина или Бежецка жизнь бурлит намного сильнее, чем в нашем районе в то время. Надо помнить, что это была дальняя окраина города – около наших новостроек сохранялись еще деревни – Мневники, Хорошево, Строгино, Татарово – сколько их было. За мостом в Серебряный бор городской застройки вообще не было. Так что троллейбус стоял на переезде не торопясь в ожидании локомотива, тянущего два-три вагона. Хотя так было не всегда – иной раз с плодоовощной базы проходили составы в 28 вагонов. Я был мал и любил считать. Тем более вагоны!

Ну а теперь отмечу, где располагались эти два железнодорожных пере-езда. Первый находился у казарм за нынешним метро «Беговая», если двигаться от него в сторону Серебряного бора, то первым справа будет не-большой двухэтажный дом «пленнонемецкой» постройки (соврем. номер. 32), затем, со сдвигом от красной линии большой помпезный дом (совр. номер 34), напротив которого влево отходит Второй Хорошевский проезд. Так вот – вдоль этого проезда идет небольшая выемка по которой и проходила линия железной дороги. Она пересекала улицу под косым углом, поэтому, если служащая была одна, то ей приходилось проделывать очень большой путь от одного шлагбаума до другого.

Второй переезд – за развилкой Проспекта Жукова, улиц Мневники и Третьей Хорошевской, прямиком за малоэтажным зданием по правую руку. Вдоль этого здания как раз и проходила однопутная железнодорожная линия, а на Проспекте Жукова стоял шлагбаум. Слева от переезда шло большое поле, на котором было множество стрелок – именно там пути разветвлялись перед тем как подойти к плодоовощной базе. Там было много интересных маленьких маневровых светофорчиков, на которые я очень любил смотреть. Меня удивляло в них наличие синего сигнала. До сих пор я восхищаюсь этим синим светом – настолько он мне кажется сочным, насыщенным и приятным.

Именно там и находился пятый переезд, точнее не переезд, а группа переездов, уничтоженных при сносе плодовоовощной базы для строительства первого МЖК – «Атом». С каким трудом пробирался автобус через эти переезды я уже рассказал выше.

Немногие знают, что строительство этого МЖК задумано и организовано при участии будущего первого Президента России Брориса Николаевича Ельцина.

 

Теги: мемуары
Рейтинг: 0 добавить в избранное

Загрузка комментариев...


← Назад