Безумные идеи -- растиражированная глупость.

23 сентября 2018 - Esprit de L’Escalier

 

 

Писал об этом дешёвом, чисто графоманском приёме, неких недообразованных графоманов, самоназывающихся «журналистами».

Нет, нет, это не «акулы пера», для акул у них не хватает силы, гибкости и зубов.

Скорее рыбы-прилипалы, спутники акул, к ним присосавшиеся.

 

Общепринятая версия этого изречения Нильса Бора такова.

На одном физическом семинаре, где присутствовал Бор, другой знаменитый и талантливый физик, Вернер Гайзенберг, прочитал доклад с изложением некой своей идеи. Встал Бор и сказал:

«Нет сомнения, что перед нами безумная идея. Вопрос в том, достаточно ли олна безумна, чтобы быть правильной».

Не знаю, откуда, но это замечание Бора появилось в открытой НЕФИЗИЧЕСКОЙ печати.

И вот тут-то началась вакханалия «ихтиандров».

«Журналисты», ведомые тупым, но безошибочным инстинктом стервятников, почуявших мертвечину, стаями набросились на эту фразу Бора и начали изощрятся в своей убогой псевдоизобретательности: Как бы по-зазывней, по-базарней подать очередную СВОЮ глупость под вывеской этого «знаменитого» высказывания?

Поясню кажущееся противоречие в моих определениях: ТУПОГО И БЕЗОШИБОЧНОГО,

Тупого – ибо сама эта фраза, перевранная журнaлистами, ГЛУПА И ТУПА, ибо не отражает даже тени того, что хотел сказать Бор.

Безошибочного – ибо инстинкт стервятников их не подвёл – журнaлисты, сразу учуяли газетно-бульварную нотку в этих словах и тут же набросились на них.

Я уже не первый раз выступаю с критическими замечаниями по поводу этой глупости, но, как дурак, не проверил, ЧТО ЖЕ было на самом деле?!

 

А было следующее.

Австрийский-американский-швейцарский физик Вольфганг Эрнст Паули приехал в Нью-Йорк в начале 1958 года и прочитал лекцию об идее, которую он вместе с Гайзенбергом разрабатывали совместно. Идея заключалась в неком «Уравнении Вселенной» из которого вытекала Единая Теория Поля и Элементарных Частиц!

(Над той же идеей работал БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО и Альберт Эйнштейн 39 последних лет своей жизни.)

Гайзенберг об этой поездке Паули: «Мне не нравилась идея, что Паули, в его возвышенном настроении, предстоит общаться с трезвомыслящими американскими прагматиками и я пытался остановить его. К сожалению, его планы уже нельзя было изменить!»

Вначале предполагалось, что Паули выступит на «секретном» семинаре, куда будут приглашены лишь «избранные»..

В действительности же, его доклад состоялся в переполненной лекционной аудитории лаборатории Пьюпина, где присутствовал также и Бор, бывший с визитом в Америке.

 

Когда Паули окончил свой доклад, к нему подошло несколько человек, среди которых был и Бор.

Паули нерешительно и несколько растерянно СПРОСИЛ у Бора:

«Вы, наверно, думаете, что это всё БЕЗУМИЕ?»

На это Бор ответил:

«Да, но, к сожалению, это недостаточно безумно!»

 

Я считал и считаю, что вопрос Паули был верным. Он чувствовал внутреннюю противоречивость и даже нелепость общей с Гайзенбергом идеи.

Ответ же Бора должен был быть другим: «Ваша идея НЕДОСТАТОЧНО ОРИГИНАЛЬНА И НЕЗАУРЯДНА, чтобы быть хотя бы похожей на верную!»

 

 

 

В том же 1958 году 15 декабря Паули умер через два дня после проведённой паллиативной операции рака поджелудочной железы. (О Паули я написал заметку «Палата № 137»)

К сожалению, мне эта болезнь знакома и я даже знаю КАК человек умирает после такой операции – достаточно мучительно! Операция вызвана обычно необходимостью открыть желчный проток, зажатый выдвинувшейся головкой с опухолью поджелудочной железы. Как следствие развивается желтуха, ибо билирубин из желчи начинает всасываться в кровь. Смерть от самотравления билирубином тоже достаточна мучительна и столь же длительна (несколько суток).

Патанатом обычно пишет стандартное заключение: Смерть наступила из-за раковой интоксикации. (Общая фраза, скрывающая НАСТОЯЩИЙ процесс умирания).

Те, кто знали Паули последние годы его жизни, говорили о странном изменении его характера – неожиданные взрывы враждебности, приводящие в прекращению длившихся годами дружеских связей. Объяснения этому не давалось. Я же осмелюсь высказать мнение, что это вызвано развивающейся раковой опухолью. Это НЕ внезапная, вдруг разразившаяся катастрофа, а многолетние упорные запоры и периодические «грызущие» боли в левом боку. Лишь на последнем этапе это приводит к непрекращающимся болям из-за зажатия желчного протока.

 

А Бор оказался прав и оба, Паули первым, а потом и Гайзенберг отказались от своей идеи.

 

P.S. Физики, как я заметил, в медицине разбираются плохо и часто болтают невообразимые глупости, которых даже школьник, изучавший анатомию, не скажет.

Например, всё тот же А.Пайс, говоря о последних днях Эйнштейна, написал, что, де, 13 апреля у Эйнштейна произошёл разрыв аневризмы брюшной аорты и он был госпитализован, причём за день до смерти почувствовал себя лучше и попросил принести очки и письменные принадлежности. При разрыве аорты смерть наступает в течение нескольких секунд, ибо кровь не возвращается к сердцу, а изливается в полости тела. Сердце, лишённое притока крови, перестаёт сокращаться (Закон Старра). Так что госпитализован Эйнштейн был, по всей видимости, с симптомами некоторого, максимум, незначительного просачивания крови в брюшную полость. Врачи, очевидно, стали давать ему препараты, для усиления сворачиваемости крови, дабы прекратить внутреннее кровотечение. Это, в свою очередь, действительно, помогло, но давление крови при этом повысилось (из-за повышения вязкости крови – законы гибдродинамики) и в ночь на 18 апреля 1955 года произошла массивная перфорация аорты.

P.P.S. Заметка, запланированно посвящённая критике идиотизма и склонности к бульварной рекламности у журналистов, помимо моей воли отклонилась в медицину, за что и приношу извинения читателям.

22 IX 2018

Рейтинг: 0 добавить в избранное

Загрузка комментариев...


← Назад