Языкознание петитом.

13 апреля 2018 - Esprit de L’Escalier

 

(Разрозненные маленькие заметки аналфабета в лингвистике на лингвистические темы.)

 

Ильф-Петровский Petitburducov – Птибурдуков (Маленький бурдюк)

 

Что такое язык?

Это средство общения, коммуникации.

Но, одновременно, это и способ мышления. В стародавней своей заметке «Что такое культура» я определил её наиболее общим образом, как СПОСОБ МЫШЛЕНИЯ. Поскольку частью культуры является и язык, то он тоже – способ мышления. И тут возникает забавная ситуация. Примитивное мышление порождает примитивный язык. Но, как я упоминал в заметке «Мышление как шагреневая кожа», существует обратная связь: Язык влияет на мышление! Получается самоподдерживающаяся система: Примитивный язык отражает примитивное мышление. Примитивный же язык влияет на мышление, примитизируя его. Замкнутая самодостаточная система. Поэтому крайне трудно и выбить этот примитивизм!

Он ведь подспудно потакает умственной лени: Зачем думать? Зачем напрягаться?

 

Культуры разные у разных представителей человекоподобных и животных. У муравьёв культура и идеология иные, чем то же у пчёл или воробьёв. У акул культура другая, чем у лягушек. Все живые существа мыслят по-разному, а, значит, и культуры у них разные. У собак -- отличная от кошачьей культура. У овец – отличная от волков. Значит и языки разные:

Язык тела, язык запахов, жужжание, стрекотание, скрежетание, чириканье, каркание, свист, рулады, трели, писк, шипение, крики, булькание. квакание, мяукание, вой, лаяние, блеяние, хрюкание, в общем, по Гамлету: «дальнейшее – мычанье!»

 

Но вопрос о чистоте языка, заданный Паниным, в принципе, интересный: Почему слова из одного языка проникают в другой и становятся его органической частью? Не будучи филологом, осмелюсь высказать своё предположение. Нет на Земле среди цивилизованных языков хотя бы одного, абсолютно «чистого». В английском много слов французских и немецких, не говоря уже о латыни. Итальянский наполовину, наверное, продолжает, слегка исказив, латынь. Русский язык, как и все другие, складывался стихийно и каждый народ, который так или иначе контактировал с русскими, вносил свою лепту и в язык.

 

Следует различать естественное обогащение любого языка и его противоестественное засорение примитивными и похабными жаргонами.

«Язык Предельной Ясности» Панина не станет ясней, если все «птичьи» (иностранные) слова заменить некими руссоподобными вывертами. «Ошарие» не станет «предельно ясно» описывать сферу, а «зиждитель» вообще ни к селу, ни к городу, ибо «зиждителем» можно назвать ТВОРЦА чего-то нового и незаурядного, а не миллионы самых средних инженеров.

Но я «предельной ясно» признателен Дмитрию Михайловичу Панину за то, что он своими лингвистическими резвлениями (иначе и назвать нельзя это причудливое словотворчество - словокорчество) заставил меня более серьёзно задуматься о том, что такое язык и как он изменяется.

 

Не раз встречал в критических статьях и заметках такой оборот: «Слова – паразиты», под которыми автор разумеет всякие бессмысленные вставки типа: «Значит, так сказать, короче говоря, вот, знаете …» и пр.

Мне этот термин кажется совершенно неверным. Это не слова – паразиты, это просто словесный мусор, бессмысленное нагромождение ненужных слов, призванным «связать» разбегающиеся мысли, и соответственно, такую же речь. Не связывают! Всё равно, разбегаются как тараканы.

А есть ли, действительно, слова – паразиты?

Думаю, что таким термином можно назвать ЛЮБУЮ ДЕМАГОГИЮ, где вроде бы «правильные» слова выполняют роль камуфляжа наглой лжи и лицемерия,, не имеющих ничего общего со смыслом, несомым этими словами. То есть НЕТ слов – паразитов «вообще», ВНЕ определённого контекста.

Хищными паразитами становятся ЛЮБЫЕ СЛОВА, самые, что ни на есть «высокие и красивые» тогда, когда их используют в вышеупомянутых целях.

 

Рефрен в одной миниатюре Аркадия Райкина: 21 74 – Einundzwanzig vierundsiebzig. По-немецки двадцать один – семьдесят четыре, но произносится «один и двадцать – четыре и семьдесят». В английском, который тоже принадлежит к группе германских языков, эти цифры произносятся как и в русском. Как звучат числа в других языках германской группы – не знаю.

Почему в немецком такой порядок – тоже, неведомо мне.

Ответ на этот вопрос могли бы дать специалисты-германисты, но мне предствавляется интересным то, что НЕМЦЫ ДУМАЮТ чуть иначе, чем другие народы, у которых «двадцать один», а не «один и двадцать»! Ведь язык отражает мышление, как уже не раз было упомянуто, и, одновременно, за счёт обратной связи, влияет на мышление!

 

Есть думаю и немало языков, сохранившихся в своём первозданном виде: Языки людоедов племени Мумбу-Юмбу. Не слишком богатые, по свидетельству Ильфа и Петрова, но зато предельно чистые от всяких «загрязнений». Оно понятно, каждый чужеземец, попавший в племя каннибалов и говоривший НЕ НА ИХ языке, сразу отправлялся в котёл или на жаровню. Так замечательные людоеды сохранили свой язык в девственной чистоте. Вот, у кого должны поучиться «интеллигенты-словесники», мучимые заботой об очищении русского языка от «иностранщины»! Значит есть и нечто положительное в людоедстве, не говоря уже о том, что благодаря ему мы все стали «Человеком разумным».

В Папуа-Новой Гвинее – больше СЕМИСОТ языков и наречий!!! И все – ЧИСТЕЙШИЕ, ибо людоедские!

 

Мотив, естественный, а не искусственный, происходящий от духовной лени, заимствования слов и даже выражений из другого языка, думаю, ясен. Новое слово, обозначало новый предмет, явление, событие, понятие и так дальше., которые в среде данного народа не встречались или были редкостью.

 

Ведь любой язык отражает способ мышления той или иной популяции и, равно, влияние окружающей среды.

Племя, тысячелетиями живущее вдали от морей и океанов не будет иметь в своём лексиконе множества понятий, связанных с мореплаванием. Англичане, народ островной, не очень-то поймут людей, веками живших в джунглях, в высокогорных районах или пустынях. Зато отлично поймут людей, привычных к морю и всему, что с ним связано. Значит языки у таких раличных популяций будут разными. И когда возникает контакт между ними, они ОБМЕНИВАЮТСЯ словарным запасом, потому и происходит «просачивание» одного языка в другой. Если в контакт входят два языка, один из которых, богаче и разнообразней по словарному запасу, богатый, очевидно, обогатит и меньший язык. Чем цивилизованней народ, тем богаче у него язык и тем больше оттенков и нюансов несёт он в себе.

 

Слово «странно» русское?

Нет! Итальянское.

Госпиталь — Оспедале, итальянское.

Лазарет – от библейского Лазаря, страдавшего от проказы.

В русском языке полно татарских, тюркских и фарси слов, которые Сологдин-Панин почему-то не считает инородными – «птичьими»!

Деньги – Таньга, Алтын, Базар, Караван, Сарай, Диван, Шах, Эмир, Султан, Калиф, Гарем, Янычары, Мулла (от арабского слова Муаллем – учитель), Муэдзины – (как по-русски будет: Майстерзингеры, Кликуши, Кричалы, Крикуны, Глашатаи, Трубадуры, Рапсоды, Народные Витии, Шансонье?), Мечеть и сотни и тысячи других.

 

Даже сугубо русские имена. Иван, например, происходит от древнееврейского (Ивритского) имени Иоханаан. (Угодный, милый Яхве). Путешествовал Иоханаан по материкам и океанам, стал Иоханном, Иоганном, Жаном, Джиованни, Яном, Джоном, Хуаном (часто неверно фонетически обозначаемым Жуаном, так что на самом деле он был никем иным, как нашим русским «Доном Иваном»).

Мириам – Мария.

Бейт Лехем – Вифлеем.

Кфар Наум – Капернаум.

Иехошуа (Иешуа ха ноцри) – Иисус Назаретянини.

Апостол Шимон (ученик Иисуса) – стал Петром, так как Иисус сказал, указывая на него: На этой ПЕТРЕ (по гречески камень, скала) я построю свою церковь.

 

Полно в русском слов из немецкого, польского, французского, английского. Это неизбежно. Пресловутый ИНЖЕНЕР происходит от англицйского слова «ЭНДЖИН», машина, то есть машинист.

А где это смешение приемлемо, а где нет?

Там, где, вновь, нам просто не хватает слов в языке, вставляем заимствования.

Ибо, если взять, да выкинуть из культурного русского языка ВСЕ ИНОСТРАННЫЕ СЛОВА, он съёжится до 300 слов языка людоеда из племени Мумбу-Юмбу! И так будет, практически, с любым языком. Новое знание, новая информация, новый ход мышления естественно вызывают или изобретение слов «внутри» языка или, что чаще и обычнее, включение уже имеющихся слов и понятий из чужого! И ничего постыдного и плохого в этом нет! Снова, это естественный процес ОБОГАЩЕНИЯ языка.

 

Следует различать ЕСТЕСТВЕННОЕ ОБОГАЩЕНИЕ любого языка и его ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННОЕ ЗАСОРЕНИЕ примитивными и похабными жаргонами. Если какой-нибудь «деятель искусства» провозглашает необходимость легализации мата, это как раз свидетельствует о крайне низком уровне его мышления и предельной скотской его примитивности.

 

Сегодняшний русский язык – это не русский язык, а подзаборный крысиный жаргон, смесь похабщины, вырвавшейся наружу, и охотно подхваченной стадом рабов и сотни слов из английского, как будто русские разучились использовать нормальные слова:

Офис – а не контора.

Сайт – а не место.

Дилер – а не делец.

Килер – а не убийца.

Забанить – вместо запретить, наказать, закрыть доступ.

...........................................................

 

И, конечно же, подзаборный жаргон: тусовки, чайники, крутой, кинули, поддатый, прикольный, фотки, фоткаться и сотни других словесных отбросов. ПОМОЙКА! Помнится, как-то читал интервью с внучкой Булгакова, ставшей одной из «законодательниц» русского языка. По уровню мышления – полная кретинка, НО –ВЕДЬ ВНУЧКА САМОГО БУЛГАКОВА! Сразу поэтому автоматически принята в качестве «авторитета» в лингвистике. Так эта идиотка нагло заявила, говоря о современном похабном жаргоне: «У людей развязались языки!»

Ну, если они ТАК РАЗВЯЗАЛИСЬ, то лучше бы остались связанными. Мат на всех уровнях. В том числе в печати. МОДА!!! Странно, десятки настоящих русских писателей почему-то могли писать на человеческом и культурном языке, обходясь без мата и без крысиного жаргона.

 

Все слова в русском, начинающиеся на ЭЛЕКТРО, происходят от греческого слова ЭЛЕКТРОН, что означает ЯНТАРЬ. В принципе, все эти «электрические явления» следовало бы назвать «янтарными явлениями.». Но слово янтарь – тоже не русское.

Если сравнить количество слов, начинающихся с «Электро», двести лет тому назад и теперь, очевидно, что сейчас таких слов превеликое множество. Естественно, электрические явления вошли в быт современных людей и потому появилась масса новых понятий для обозначения новых предметов и явлений. Забавно, что Пушкин, который не очень склонялся к естественным наукам, тем не менее, отвечая одному критику, написал такую фразу:

«Неужто электрическая сила отрицательной частицы должна пройти через всю эту цепь глаголов и отозваться в существительном? Не думаю...»

 

(Поясняю: Речь вовсе не идёт об явлениях электрических, а сугубо грамматических. В одном стихе Александр Сергеевич написал:

«Два века ссорить не хочу...»

Какой-то критик, неумеренный пурист языка, заявил, что Пушкин неправильно использовал Винительный падеж вместо Родительного.

Ответ Пушкина, кроме цитированной выше последней фразы, был таким:

«Что гласит грамматика? Что действительный глагол, управляемый отрицательною частицею, требует уже не Винительного, а Родительного падежа. Например: Я не пишу СТИХОВ. Но в моём стихе глагол ССОРИТЬ управляем не частицею НЕ, а глаголом ХОЧУ. Ergo правило сюда нейдёт. Возьмём, например, следующее предложение: Я НЕ могу вам позволить писать... СТИХИ, а уже, конечно, не СТИХОВ».

 

Меня привлекли в этой микродискуссии не правила и не падежи винительный-родительный, а сама формулировка Пушкина, использовавшего физическую терминологию, Очень понравилась мне эта фраза!

Если вдуматься, то Пушкин, сам того не ведая, одной этой фразой заложил основу целой новой науки: ГРАММФИЗИКИ и, наверно, даже двух – ГРАММХИМИИ. То есть Грамматическая Физика и Грамматическая Химия. О чём эти две «новые науки»? Они рассматривают законы грамматики с точки зрения законов притяжения - отталкивания в физике и химии – взаимодействие заряженных тел, взаимодействие атомов (букв или слов) при соединении их в молекулы (слова и предложения). Причём силы притяжения здесь могут быть Грамм-электрические, Грамм-гравитационные и даже Грамм-ядерные, сильные и слабые, силы Ван-дер-Вальса, синтез и распад. Есть же науки биофизика, молекулярная биология, биохимия, математическая лингвистика, так Пушкин добавил ещё две таких науки на границе грамматики с физикой и химией. Перекликается с заметками о «Квантовой Психологии».

Если рассматривать вышеупомянутую фразу Пушкина в смысле «физическом», то очевидно, что речь идёт о некой отрицательно заряженной частице, чьё электрическое поле действует на окружающие тела, но, в соотвествии с законом Кулона, действие её поля ослабевает с расстоянием. Более того, если между отрицательной частицей и пробным телом, на которое действует её «отрицательное» электрическое поле расположены заземлённые экраны, то они настолько ослабляют поле, что его действие на указанное пробное тело оказывается пренебрежимо малым! В рамках новой науки Грамматической Физики всё железно верно!

 

Развивая пушкинскую идею, можно предположить, что разные языки управляются разными законами физики и химии: Ведь атомы-буквы – разные! Молекулы-слова – разные! Многомолекулярные полимерные цепочки-предложения – разные! Значит и физико-химические закономерности разные. Химические реакции соединения атомов-букв определяют вид соединения – ведь не все атомы вступают в реакцию со всеми другими! Слова в предложения? Ничто иное как реакция ПОЛИМЕРИЗАЦИИ, опять же, не всякие молекулы могу образовывать полимерные цепочки и некоторые специфические полимеры. Ведь, скажем, немецкое предложение или английское или французское СТРОЯТСЯ иначе, чем русское. Возможно, одни языки управляются законами Грамммеханики, другие – Граммтермодинамики, Третьи – Граммэлектродинамикой, четвёртые – Граммядерной физикой или Граммкластерной химией, Грамморганической-Граммнеорганической, Граммрадиационной. Вон, какие широкие возможности открываются Граммфизиков и Граммхимиков!

Забавно, например, было бы посмотреть, что такое, скажем, эндотермические и экзотермические реакции в словесности. Эндо – это поглощающие тепло. Значит все холодные, логичные рассуждения подчиняются химическим законам для эндотермических реакций? А строки, пышущие страстью и эмоциями – это экзотермические, то есть тепловыделяющие? Не я первый, впрочем, задаю этот вопрос. «Пламенные идеи», «горящие строки» – это частые метафоры в литературе и критике оной.

Но как испепеляюще слов этих жжение
Рядом с тлением слова-сырца.
Эти слова приводят в движение
Тысячи лет миллионов сердца.

В.Маяковский.

(Прямо закон превращения тепловой энергии в механическую!)

 

Если кому-то не нравятся предложенные для новых наук названия, можно ввести и другие, допустим, Физическая и Химическая Лингвистика – «(Физлинг и Химлинг) имени Пушкина».

Безбрежные просторы для научной фантазии!

 

В «Туманности Андромеды» (которая практически в романе не фигурирует . Мелькает дважды в образе огромного диска на планете, где совершила вынужденную посадку «Тантра» и затем в некой телепередаче по Великому Кольцу) Иван Антонович Ефремов упомниает придуманное им «Кохлеарное исчисление», наряду с другими фантастическими атрибутами науки и технологии человечества, которые появятся через несколько тысяч лет.

Исчисление «COCHLEA» улиточное, спиральное в переводе. Естественно, Ефремов позаимствовал идею диалектической спирали из философии и, коль скоро ВСЁ РАЗВИВАЕТСЯ по этой спирали, то и в математике должно появиться нечто «спиральное». Например, некое корреляционное исчисление двух спиральных функций и мостики вероятностной связи между ними...(Это мой домысел, человека, ничего в математике не смыслящего!)

 

В медицине давно уже известна такая спиральность. Вон, бледная спирохета когда ещё появилась и заразила своей «спиральностью» немало людей, в том числе и весьма знаменитых, как Иеронимус Босх, Ницше, Ленин и многих-многих других, не брезгая, думаю, и математиками... Недаром у некоторых известных математиков под старость в мышлении проявляется явный сифилитический бред в виде паранойи о «русофобии» и прочее...

 

Но я о другой спиральности. Двойная спираль дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК).. Она и спиральная и двойная. А как её спиральность выразится в грамматике?

Физик-теоретик Фёдор Иванович Шершеляфамов, например, связал её с Хоральной Прелюдией Баха BW 639. Нашёл спиральность в музыке! Для него тоже при прослушивании этой хоральной прелюдии возникал некий мысленный образ этой спирали медленно поворачивающейся в пространстве вокруг своей главной оси. А может ли быть такое в словесности? Ну, в литературе, хотя бы?

Лично мне представляется это очень даже возможным. Витиеватая восточная речь, она тоже, как длинная спираль ДНК проходит мимо читателя, как бы медленно вращаясь и открывая умственному взору то одну мысль, то некий подтекст, закамуфлированный словесными «перекладинками» литературной ДНК.

 

«Ночью хан вызвал вельможу к себе в опочивальню. Беседа была очень короткой, причем слова исходили только от одной стороны, в то время как другая по необходимости ограничивалась лишь поклонами, встопорщиванием усов, закатыванием глаз, воздеванием рук к небу и прочими словозаменительными телодвижениями (без которых, воистину, сыны и дщери человеческие испытывали бы порой непреодолимые трудности в делах служебных, а наипаче – супружеских).»

Леонид Соловьёв, «Повесть о Ходже Насреддине», часть вторая «Очарованный принц». Не показалось ли читателям, что здесь тоже чувствуется «двойная спираль»?

Интересное, на мой взгляд, получилось развитие одной единственной фразы Пушкина.

Куда мы пришли от «Электрической силы отрицательной частицы...»

8 IV 2018

Рейтинг: 0 добавить в избранное

Загрузка комментариев...


← Назад