Про Гарьку Сэ, яркого представителя современного литературного постмодернизма

10 марта 2018 - Алексей Курганов
article73011.jpg

(миниатюра в диалоге)

 

Посвящаю моему лучшему другу, трамвайному кондуктору пятого маршрута, в свободное от исполнения кондукторской работы время  - писателю земли русской, Гарьке Сэ (творческий псевдоним – Хрен Кукушкин)

 

-  «В городе Джелдорске жил мальчик. Рос он болезненным и капризным. От него постоянно разило табаком и алкоголем повышенной крепости. В жутком страхе и наипротивнейшем мяукании при одном лишь его виде  разбегались кошки, а собаки начинали выть и покрываться крупнопузырчатой дрожью. Звали мальчика Гарька…». Как тебе начало рассказа?

- Великолепно. Только почему мальчика звали именно как меня? Почему скажем не Шуриком? Или Петькой? Или Варфоломеем Себастьяновичем?

- А-а-а-а-а, в этом самый цимес! Рассказ-то биографический! То есть, имеющий под собой реальную подоплёку и реальных героев!

- Понятно. Тогда ответь мне на следующий вопрос: это когда же при моём проявлении разбегались кошки и начинали выть собаки?

- Ну-у-у… Художник имеет право на некоторую вольность изложения…

- Проще говоря, может соврать.

- Зачем же так прямолинейно… Это называется «художественный вымысел».

- А ещё это можно назвать гнусностью. Пидерасизьмом в чистом виде. Впрочем, ничего другого о тебя, как от создателя малых прозаических форм, ожидать и нельзя.

- Я попросил бы без амикошонства! Здесь могут быть дети!

- Кстати, про детство. А почему  у тебя такой оригинальный псевдоним – Дядя Колбаса? Это что, вызов обществу? Дань моде? Жизненная позиция?

- У меня нет такого псевдонима. Можешь забрать его себе. И вообще, мне нечего скрывать. За псевдонимами прячутся только трусы. А я храбр  как никто и как накой.

- Тебе легче. Ты – классик жанра. Мастер застывших форм. Знамя общества. А я кто?

- Кто?

- Никто. Пыль.

- Ну, зачем уж так уж… Мы же друзья… Может, по пивку?

- Мне твоё пивко уже во где! Ты же одним пивом не ограничиваешься! Причём выпиваешь совершенно без закуски – а это хамство по отношению к собственному организму.

- Да уж. Насчёт закусывания у тебя можно поучиться. Сожрал на именинах у Пронькиных в одно своё ненасытное едало таз винегрета (таз!), пять селёдок, полторы буханки хлеба, выпил три бидона компота (три!) – и в глазах никакого раскаяния! Никакого угрызнения наглости совести!

- Угрызения.

- Что?

- Угрызения. Без «эн» после «зэ». А ещё писателем себя называешь. Хотя какие писатели – такая сегодня и литература…

Рейтинг: 0 добавить в избранное

Загрузка комментариев...


← Назад