Новеллы

RSS лента



Сквозь туман проглядывало жёлтое восходящее солнце и теперь можно было различить очертания пальм и конуса пирамид Гизы на другом берегу Нила. Вдруг автобус обогнал группу солдат с голыми торсами и с блондином во главе.

Что можно противопоставить угрюмой повседневности, чувству безысходности и вечного бега по кругу? Трудолюбие, надежду, веру? Каждый сам выбирает и думает, что лишь он самолично управляет собственной судьбой. Но что станет с вами, если у вас появится шанс? Шанс только подумать – и ваши мысли воплотятся в жизнь. Насколько далеко вы пойдете у себя самого на поводу, соблазняясь раз за разом и поддаваясь искушениям? Будете ли вы осторожны в своих желаниях или «сорветесь с цепи»? У него такой шанс по

***

Лирическая миниатюра из жизни одинокой женщины-врача

И скажите, пожалуйста, почему я, закоренелый атеист и насмешник, не рискнул зайти с торца, и заглянуть в лицо Христу, распятому на кресте с собственным инвентарным номером? Я не знаю. Я закрыл за собою двери храма, и пошел на ненужную мне встречу. Я-то знаю теперь, в моем странном возрасте, что не следует встречаться с прошлым: в нем ничего не изменилось. И я же сам из него ушел?!

Это было ещё в СССР. В 1974 г. я поступил по блату в ВО «Автоэкспорт» - монопольный экспортёр советских автомобилей за рубеж.


— Ничто живое не тянется ко мне, — по-египетски произнес Ормус, — Даже женщина моя рождена в серебре. Это не прозвучало жалобой. Скорее, подтверждением очевидного факта. Без всякой обиды или горечи.

— Говорю вам, я не знаю этого человека! Господом Своим и Вашим клянусь! В разразившейся потом тишине раздалось громкое пение петуха. Кто-то словно толкнул Симона, и он поднял глаза вверх. По лестнице дома, увлекаемый храмовой стражей, спускался Иисус. На кротком лице его Симон не увидел гнева. Лишь сожаление и печаль.

Иисус тронул за руку непокорного ученика, так, чтоб никто не заметил. Лишь Мириам да Иоанн, всё ближе подбирающийся к Учителю, услышали его слова: — Что делаешь, делай скорее. Вспыхнул Иуда, покраснел до корней волос. Значит, прав Иисус, прав. Сердце учителя рыдало… Иуда покинул верхнюю горницу. Иисус остался с двенадцатью. Для каждого их них нашёл он в этот вечер доброе слово.

Только он, познав человека, смог любить его по-прежнему, если не больше прежнего.

Ливневым дождём пролилась на него утром любовь Марии. Вчерашний вечер, так обстоятельно отрепетированный прокуратором, не прошёл даром. Так бывает — напуганный смертельно, побывавший за гранью, где жизнь так быстро перерастает в смерть, человек стремится насытиться жизнью — жадно, исступлённо, неистово. Это — побег от себя самого, от страха и беспомощности, от осознания собственной недолговечности, хрупкости.

Всё, что мы называем небывалым, на самом деле уже случалось. В другом месте, в другом времени, в других жизнях. Ещё одна старая, как мир, мысль. В Кесарии Приморской Ормус пытался создать нового Бога, и вёл неспешную беседу об этом с римским прокуратором Иудеи, Иисусом Галилеянином, Марией из Мигдалы Галилейской и Иосифом из Аримафеи. — Итак, небывалое, — сказал Ормус. — Но ничего нового выдумывать не придётся. Самым большим чудом богов всегда бывало воскрешение. Сознание человека никогда не пр

— Я — не Бог, и никогда им не был! Я — сын человеческий, и каждый в Назарете скажет вам имя моего отца! И если я послан Господом моим, и исцеляю во имя Его, то только это и нужно донести до моего народа! Дабы прислушался он к голосу Его, и ходил под Ним, и будет народу благо… Хладнокровный Ормус даже не взглянул в ту сторону, откуда был слышен голос. На самом деле, благо беспокойного, вечно мятущегося еврейского народа интересовало Ормуса менее всего. Иудея, весь Израиль, правящий ими Рим, его р

С трудом поднялся он на ноги. Шатаясь, пошёл от выхода… Толкаясь, пиная друг друга, разбегались потрясённые люди. А Лазарь уже вышел на свет, и щурился, поскольку и вечернее солнце светлее пещерного мрака. Громко, отчаянно зарыдала Мариам, и было в этом плаче различимо всё для Иисуса — и страшная встреча в Кесарии, и расставание с любимым, во время которого своими руками убивала Мариам брата, и ненависть к Ормусу, поймавшему их в ловушку страха. Марфа, стоявшая неподалёку, беззвучно опустилась на

Они шли вместе долго, очень долго. До самой Вифании. Молчали, поскольку говорить было не о чём. Всё было понято, всё высказано между ними. Лишь на пороге дома Лазаря Ормус соизволил всё же заговорить. — Уходи с учениками на Иордан, где проповедовал Окунатель. Народ туда потянется. Будут говорить, что Иоанн провозвестил о тебе. Пока не позову тебя, не возвращайся. Позову, когда Лазарь «умрёт». Истинно говорю тебе — ты сын Божий. Станешь Богом.

Великий полководец, освободитель России от Наполеона. Этим известен в русской истории фельдмаршал М.И.Кутузов. Но он был еще и первым, кто всерьез задумался о создании сил специального назначения в армии России.

Страницы: 1 2 3 4 ... 9

← Назад