Ром я больше не пью!

2 января 2018 - Владимир Юрков

 

Ром я больше не пью!

Окружающий нас мир не просто многообразен - он бесконечен. Мы, к сожалению, и конечны, и не так многообразны, поэтому, несмотря на обилие окружающих нас предметов, пользуемся сравнительно небольшим количеством слов. Утверждают, что язык Пушкина включал в себя двадцать четыре тысячи слов. Может быть. Хотя я, лично, не замечаю разницы в словарном богатстве Пушкина, Толстого и Салтыкова-Щедрина. Но обычные люди пользуются значительно меньшим количеством, поскольку, просто-напросто, не могут запомнить такой объем. Да и, честно говоря, необходимости в этом нет. Недаром Козьма Прутков все время повторял, что нельзя объять необъятное. Поэтому каждый из нас, из необъятного мира, выбирает для себя маленький кусочек с очень ограниченным набором предметов, понятий и, соответственно, слов, в котором и проводит практически всю свою жизнь, подчас совершенно не желая этого.

Но жизнь не стоит на месте и каждый год, каждый день, каждое мгновение, возникает что-то новое, доселе неизвестное, которое требуется как-нибудь назвать. Я уже отмечал, что много разных слов трудно запомнить, к тому же словотворчество не свободно, а подчиняется определенным правилам, самое основное из которых,- произносимость. Существует целый набор причин, которые я не буду сейчас перечислять, по которым слово может иметь множество, порою на удивление разных, значений. Поэтому, одинаковые слова приходится различать, в зависимости от того - кто говорит, с кем говорит, о чем говорит - ну и так далее, что называется, - по контексту. Нередко, правильному пониманию слов помогают жесты, манера разговора, время, ситуация – громадный комплекс различных дополнительных признаков. Соответственно - неверная оценка контекста, приводит к искажению смысла услышанного или прочитанного. С этим связано много весьма забавных, а порой и трагических, случаев.

Сейчас я расскажу забавный.

Прошлым летом, то есть в 2015 году, я проходил поздно вечером, когда уже смеркалось, вдоль нашего Садового пруда, по месту, называемого в народе «Дикий пляж», где в такое время обычно собираются любители выпить. Вдалеке я увидел шумную компанию, на которую не обращал никакого внимания, до тех пор, пока ветер не донес до меня обрывок фразы: «Ром я больше не пью». Я не задумался бы на этим пьяным возгласом, если бы он не повторился несколько раз. И тут я, наконец, заинтересовался - в компании забулдыг, собравшихся под покровом темноты, чтобы вусмерть напиться на лоне природы, кто-то отказывается пить именно РОМ. Ну это не так удивительно, учитывая то, что ром порою бывает очень приторным, а удивительно то, что эти пропойцы купили ром! У такого контингента обычно денег не хватает на паршивую русскую водку, а тут ямайский или кубинский ром... Ну может, и не ямайский, и не кубинский, а отечественный суррогат, но все равно же он дороже водки.

Поэтому я решил приблизится к пьющим, чтобы рассмотреть их физиономии. Как в свое время писал Высоцкий: «А может быть это хорошие люди...»

Их было человек семь и все они сидели на земле в кружок. Кроме одного, который стоял. Примечательная личность! Лучи закатного солнца освещали его долговязую худощавую фигуру. Он размахивал руками возле бедер так, будто пытался отогнать от себя мух, хлопая себя то справа, то слева. При этом тело его изгибалось и, замирая, он чем-то напоминал распятого Христа, как изображают его на православных иконах, вот только с опущенными руками. Как говорится - по Сеньке и шапка, Каковы сами - таковы и сани.

- Пей - произнес кто-то из сидящих и приподнял стакан над головой.

- Ром... - тут долговязый сделал значительную паузу - я больше не пью! Не пью!

Конечное «Ю» в с его пьяной речи превратилось в какое-то жалобное мычание. Чем-то он напомнил мне деревенского бычка, забытого на ночь возле пруда.

Тайна оставалась неразгаданной. Подойти ближе и посмотреть, что плещется в этом стакане, я не решался, поскольку их количество было больше, чем то, с которым я мог бы справиться без оружия, если они окажутся отнюдь не «хорошие люди».

Оставалось только одно - ждать...

К моей радости долго ждать не пришлось..

Долговязый еще немного повертелся на месте, похлопал себя пару раз по ляжкам, и выкрикнул:

- Ром... я больше... не пью! Понял... - здесь он сделал некоторую паузу, набрал в легкие побольше воздуху и зычно, с расстановкой, проорал - Ты-ы-ы... по-о-о-онял.. Ро-о-о-ома!

Ешкин Кот! Я начисто забыл, что сокращение имени Роман в обращении может звучать как «Ром», созвучно названию, дорогого у нас, алкогольного напитка.

Смешно?

Не иначе.

Велик и могуч русский язык!

 

Хорошо было Тургеневу прославлять его в Париже, базаря по-французски.

Рейтинг: 0 добавить в избранное

Загрузка комментариев...

← Назад